КАЛЕНДАРЬ
ЭВРИТМИЯ
АРТ-ТЕРАПИЯ
АНТРОПОСОФСКАЯ
ПСИХОЛОГИЯ
ВАЛЬДОРФСКАЯ
ШКОЛА
ВАЛЬДОРФСКИЙ
ДЕТСКИЙ САД
ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ
КОНСУЛЬТАЦИИ

    ГЛАВНАЯ

    АНТРОПОСОФИЯ

    АНТРОПОСОФСКИЕ ИНИЦИАТИВЫ

    АНТРОПОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО

    ОБУЧАЮЩИЕ СЕМИНАРЫ

    УРБАНИСТИЧЕСКАЯ ПРОЕКЦИЯ
    ЛЮБВИ


    ГАЛЕРЕЯ

    ВОПРОС-ОТВЕТ

    КОНТАКТЫ


2 - 7 НОЯБРЯ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ


Антропософский
конгресс



Принципы антропософской психологии

«Психология – это наука о душе» – данное утверждение можно вполне отнести к числу общеизвестных фактов. Если трактовать его буквально, оно означает, что психология призвана изучать душу – прежде всего, душу человека – с использованием всего того богатого потенциала, который накоплен наукой в целом: методологии научного исследования, принципа объективного и беспристрастного рассмотрения объекта, а также системности в проведении экспериментов и исследований. Собственно, история психология может быть рассмотрена как попытка именно такого подхода к изучению человеческой души. Поскольку сегодня обоснованно говорят о кризисе в развитии психологии, эту попытку можно признать неудавшейся. Об этом достаточно ясно говорят очевидные факты: психология не может дать четкого определения объекта своего исследования (души) и ее основные части (философия психологии, экспериментальная психология, психодиагностика и психотерапия) не имеют общей методологической и понятийной базы, т.е. органически не связаны друг с другом.

Причиной этого является тот факт, что психология – наука о душе – изначально использовала для своего развития методы и подходы, взятые из естественных наук, наук о природе, наук, изучающих материальный мир, а не мир души. Иными словами, естественнонаучные методы и подходы были применены для исследования той области, в которой они неправомерны. Эта неправомерность проистекает из нескольких факторов и, прежде всего, из очевидного фундаментального различия физических (чувственно воспринимаемых) и душевных (сверхчувственных) явлений и процессов. Если бы душа была частью физического мира, она, во-первых, не могла бы находиться в противоречии с этим миром – а ведь именно переживание этого противоречия лежит в основе многих душевных страданий! – и, во-вторых, она не смогла бы познавать этот мир таким образом, как она познает его на данном этапе человеческого развития.

Сегодняшний исследователь в познании противопоставляет себя миру и познает последний как нечто, лежащее вне его самого, нечто, что он может воспринимать и исследовать объективно. Человек является исследователем природы только потому, что его душа возвышается над природным уровнем, а не является частью природного мира, иными словами, в познании он опирается на нечто, чем является он сам и что имеет иную природу и, если можно так выразиться, более высокий уровень развития, чем познаваемые объекты. Следовательно, для познания души человек должен подняться на еще более высокий уровень, чем уровень собственной душевной жизни, находясь на котором он способен воспринимать и познавать материальный мир, т.е. перейти на следующую ступень в своем развитии, с которой он может изучать и сознательно развивать душевное – это уровень духовного развития.

Для познания мира материального человеку необходимо было развить соответствующие душевные способности, описание которых можно найти в методологии научного исследования, поскольку именно эти душевные способности являются основными познавательными инструментами. Соответственно для исследования душевной жизни и сущности души человеку необходимо развить новые – духовные – способности, поскольку для познания души необходимо подняться на более высокий уровень, уровень духа. И эти способности, а также методы их развития, описаны в духовной науке или антропософии. В основе формирования этих способностей лежит системное и планомерное овладение собственной душевной жизнью, подчинение основных душевных сил и способностей человека, по крайней мере, сознательной их части, самой человеческой индивидуальности, «Я» человека, т.е. его индивидуальному духу. Используя эти способности, человек может достигать такого же объективного исследования души и ее процессов, которое сегодня достигнуто в области исследования природы с использованием научных методов.

Таким образом, в качестве первого принципа антропософской (антропософски ориентированной) психологии можно назвать духовно-научный подход к исследованию души. Это означает, что антропософская психология опирается на духовно-научные (антропософские) представления о существе человека, в соответствии с которыми человек является не просто биологическим существом, которое обладает душой, или душевными способностями, а потенциально свободным духом, способным познавать мир и самого себя. Человеческая душа является целостной сущностью, отличной от материальных (природных) и от духовных образований, при этом она связана с телом человека и, соответственно, обладает в связи с этим соответствующими способностями, склонностями и стремлениями. Но она также связана и с человеческим духом, и эта связь обусловливает наличие у души способностей другого рода – духовных способностей. Экспериментальная психология исследует, прежде всего, связь души человека с его телом и соответственно способы воздействия на душу через воздействие на тело или иными методами, имеющими материальную природу. Соответственно, т.н. психологические и психофизиологические эксперименты и исследования проводятся либо на животных (с последующим перенесением их результатов на человека), либо на людях. В антропософской психологии исследователь, прежде всего, направляет свои усилия на наблюдения над собственной душой, и именно над той ее частью, которая связана с духом. В качестве примера такого исследования или эксперимента можно привести медитирование над понятиями или изречениями, которые имеют духовную природу, когда объект (субъект), определяемый таким понятием не может быть воспринят при помощи органов чувств. К таким понятиям относятся многие философские категории: сущность, сознание, бытие, идея и т.п. Если подобный эксперимент проводится при полном контроле со стороны сознания, то в его ходе можно действительно наблюдать как «чистые» – имеющие духовную природу – понятия действуют в душе, вызывая в ней соответствующие душевные процессы, в которых проявляется природа и сущность души. Поскольку такой эксперимент проводится самим человеком при полном контроле со стороны его сознания, он не только не может нанести человеку вреда, но является одновременно и действенным средством для самопознания и саморазвития. На основании этого в качестве второго принципа антропософской психологии можно выдвинуть следующее: любой психологический эксперимент является одновременно упражнением для самопознания и саморазвития, направленным на совершенствование душевных и развитие духовных способностей человека.

Следующие принципы антропософской психологии основываются на признании человека (любого пациента или клиента) индивидуальным духом. Это, во-первых, принцип равенства психолога и клиента, который определяет отношения между ними как своего рода партнерские отношения, целью которых является преодоление проблемы, стоящей перед клиентом. Индивидуальный дух человека – это та духовная субстанция, которая не только не подвержена болезням, но и является воплощением творческого принципа в человеке и источником целительных сил для его души, и это определяет еще один принцип: исцеляющие душу силы находятся в самом клиенте. Следовательно, задача психолога – помочь клиенту найти путь к этим силам.

Если человек является носителем собственных целительных сил, то наличие душевных проблем или заболеваний (как физических, так и душевных), может быть рассмотрено – в самом общем смысле – как следствие негармоничного взаимодействия тела, души и духа человека. Таким образом, психодиагностика, по сути, может быть определена как поиск этой дисгармонии в соотношении сущностных членов человека и определение ее причин. Соответственно, психологическая коррекция и психотерапия – это система мероприятий, направленных на гармонизацию состояния человека, что может быть достигнуто как за счет устранения причин дисгармонии, так и в процессе личностного развития, позволяющего человеку найти связь с новыми гармонизирующими (исцеляющими) силами.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что антропософская психология имеет единую базовую (духовно-научную) основу для всех своих частей. Это позволяет реализовывать принцип исцеляющего развития на любом из этапов взаимодействия человека (как клиента, так и психолога) с этой наукой. Приступая к изучению антропософской психологии, человек становится на путь переживания себя в качестве индивидуального потенциально свободного духа, что оказывает целительное воздействие на душу психолога. Проводя психологический эксперимент, психолог занимается упражнениями, направленными на самопознание и развитие, что также является одним из важнейших этапов исцеляющего развития души. В тот момент, когда клиент приходит к антропософскому психологу, который видит в нем равного себе индивидуального духа, уже начинается процесс терапии. Этот процесс продолжается и во время диагностики, когда клиент научается не только понимать причины своего состояния, но и ищет вместе с психологом пути реального выхода из него. Ну и, наконец, сам процесс коррекции или терапии в антропософской психологии всегда должен быть направлен на гармонизацию общего состояния человека, что должно предотвратить возможность одностороннего воздействия. Таким образом, развитие антропософски ориентированной психологии будет способствовать выходу психологической науки из кризиса и может стать одной из возможностей ее дальнейшего поступательного развития.

3 - 8 ЯНВАРЯ
РОСТОВ-НА-ДОНУ


Семинар по 6
упражнениям